Home / Новости космоса / «Не вижу возможности запустить ExoMars до 2028 года»

«Не вижу возможности запустить ExoMars до 2028 года»

В Европейском космическом агентстве рассказали, смогут ли обойтись без России в миссии на Марс

Марсоход Rosalind Franklin на платформе посадочного модуля «Казачок»

ESA/Global Look Press После разрыва партнерства с «Роскосмосом» европейцам, возможно, придется самим создавать посадочный модуль для марсохода Rosalind Franklin вместо «Казачка». Научный руководитель европейской части миссии ExoMars 2022 Хорхе Ваго рассказал «globalnew.ru», сколько времени может занять разработка своего аппарата.

17 марта правящий совет Европейского космического агентства (ЕКА) решил прекратить сотрудничество с Россией по миссии ExoMars 2022 в связи ситуацией на Украине. Йозеф Ашбахер, генеральный директор ЕКА, отправил главе «Роскосмоса» Дмитрию Рогозину письмо и уведомил о прекращении партнерства по проекту.

Ключевым элементом ExoMars 2022 считается созданный ЕКА марсоход Rosalind Franklin, разработанный для поиска следов жизни. Россия предоставляла для запуска ракету «Протон-М», а также изготовила для марсохода посадочный модуль «Казачок». «Казачок» обладает самостоятельным комплексом научных приборов и также должен был внести вклад в изучение Марса. Пока неясно, на чем полетит Rosalind Franklin после разрыва сотрудничества и полетит ли вовсе. Старт миссии был намечен на осень 2022 года.

Хорхе Ваго, научный руководитель ExoMars 2022 из ЕКА, рассказал «globalnew.ru», какой срок может потребоваться для изготовления замены «Казачку».

«Разработка нового посадочного аппарата займет у нас весьма много времени. Если мы не сможем отправить миссию в нынешней конфигурации, я не вижу возможности запустить ее до 2028 года», – сообщил ученый.

В ответ на вопрос о возможности ускорить разработку, например, путем обращения к другим международным партнерам, Ваго ответил, что постройка нового посадочного модуля в любом случае занимает около шести лет.

«Неважно, кто за это берется – европейцы, русские или американцы. Единственный способ хоть как-то ускорить процесс доступен при выполнении двух условий: если вы уже разрабатывали такие аппараты ранее и у вас есть на руках готовые детали. Они, в свою очередь, могут остаться лишь от предшествующих конструкторских работ»,

— пояснил он.

Хорхе Ваго

ESA

Представитель ЕКА заявил, что международное партнерство по космосу является благом, поскольку несет мир и объединяет людей. Ваго также выразил надежду, что «мир установится как можно скорее, что позволит продолжить работу по ExoMars».

Из официальных данных известно, что 17 марта правящий совет агентства поручил генеральному директору Йозефу Ашбахеру исследовать отрасль и выяснить, какие шаги можно совершить, чтобы миссия состоялась. Вечером того же дня Ашбахер заявил, что рассматривает сотрудничество с NASA по этому проекту, причем американская сторона «крайне охотно предложила свою помощь».

Наземные испытания «Розалинд Франклин»

ESA

На данный момент не ясна судьба «Казачка». Согласно последним опубликованным данным, он находится в Турине на испытаниях, где его готовят к старту. Ваго отказался отвечать на вопрос, существует ли техническая возможность использовать посадочный модуль без участия российских партнеров. При этом глава «Роскосмоса» Рогозин, комментируя решение европейцев, пообещал организовать миссию самостоятельно, без международных партнеров.

«Да, мы потеряем несколько лет, но мы повторим наш посадочный модуль, обеспечим его ракетой-носителем «Ангара» и с нового стартового комплекса космодрома «Восточный» проведем самостоятельно эту исследовательскую экспедицию»,

– заявил он.

В мировой практике еще не было случая, чтобы партнерство с изготовителем ключевого компонента космической миссии прекращалось за несколько месяцев до запуска по политическим причинам, поэтому подобрать аналогию из прошлого невозможно. Аппараты класса «Казачка» и Rosalind Franklin изготавливаются по индивидуальному проекту под конкретную ракету-носитель. Однако примеры замены ключевых компонентов миссии были. Например, космический аппарат Galileo, запущенный к Юпитеру в конце 1980-х, первоначально должен был лететь с разгонным блоком Centaur, который бы выводился на орбиту в грузовом отсеке шаттла.

После взрыва шаттла Challenger размещение водородного разгонного блока в грузовом отсеке сочли небезопасным. В итоге Centaur заменили на твердотопливный блок IUS, обладающий меньшим удельным импульсом. В связи с этим команде миссии пришлось разрабатывать новую, существенно более длинную траекторию Galileo со множеством гравитационных маневров.

Источник

About Admin

Check Also

Без санок, но с командирскими катерами. Как живет производитель «Союзов»

Директор РКЦ «Прогресс» Дмитрий Баранов рассказал, как завод живет в условиях санкций Максим Блинов/РИА «Новости» После …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.